О безопасности

Бабочка

Для меня безопасность в психотерапии — набор очень простых вещей. Это то, что я могу гарантировать своим клиентам.

Первое. Полная конфиденциальность. Никто. Никогда. Не узнает ничего из того, чем вы поделились с психотерапевтом. Он не расскажет ничего вашему мужу, вашим родителям и друзьям, и даже полиции. Он не будет обсуждать вашу работу со своими друзьями, коллегами и членами семьи. А чтобы, к примеру, описать ваш случай в научном докладе, он обязан спросить у вас разрешения, изменить ваше имя и биографические данные.

Встречая клиента в реальной жизни (и даже в Интернете), терапевт не может говорить о том, что обсуждалось в терапии, даже если клиент проявляет такую инициативу.

Второе. Бережное отношение к вашему внутреннему миру. Психотерапевт находится по отношению к клиенту в терапевтической позиции. А это значит, что он безоценочно и уважительно, доверительно и внимательно, поддерживающе и участливо относится ко всему, о чем рассказывает клиент.

Третье. Профессиональный подход. Сегодня в России кто только не предлагает психологической помощи и излечения «душевных болезней» в самых разных, причудливых и иногда опасных формах. Тренинги личностного роста, коллективные медитации, холотропное дыхание, ребёфинг, изучение цветов ауры, воздействие на чакры… Я работаю в русле классической психотерапии, которая доказала свою безопасность для клиента, эффективность и право на существование.

Четвертое. Совершенно невозможные вещи в психотерапии — давление, принуждение и насилие. Мне трудно вообразить физическое насилие в кабинете психолога. Я говорю о психологическом. Психотерапевт не диктует свое мнение и не требует выполнения упражнений и экспериментов, которые клиент считает для себя недопустимыми. Он не упрекает, что клиент «недостаточно старается» или «мало работает над собой». За клиентом остается право в любой момент сказать «стоп» и не обсуждать дальше затронутую тему, если это слишком больно и сложно.

Пятое. Психотерапевт берет на себя ответственность за то, чтобы отношения с клиентом не выходили из терапевтических «берегов». Это означает, что между клиентом и психотерапевтом не может быть никаких иных отношений, кроме терапевтических. Они не могут становиться друзьями, любовниками, соучредителями бизнеса, коллегами и так далее.

Шестое. Клиент имеет право на полную информацию о том, какую стратегию (и почему) выбирает психотерапевт, насколько долгосрочной может быть психотерапия. В любом случае, клиент, а не терапевт, определяет, когда работа должна закончиться. И лучше, если это не будет внезапным разрывом без объяснения причин. Для завершения отношений требуется несколько встреч, так же, как и в самом начале — чтобы научиться доверять друг другу. Это правило работает и в жизни — не только в психотерапии.