Как это работает

Иногда клиент заходит в кабинет психотерапевта, ожидая, что тот воскликнет с порога: «Вижу, вижу! Долгую дорогу вижу и казенный дом, и отношения твои потеряли былой вкус, но не горюй, не горюй, все исправить можно…».

Но я обычно не вижу казенный дом.

Я вижу живого человека, страдающего. С проблемой, которую можно решить.

Иногда клиент приходит, надеясь на четкие инструкции: что и в каком порядке делать, какие слова и кому говорить, что пить, с кем быть, как жить…

Но у меня нет инструкций.

Я вообще не даю советов (а если человек, называющий себя психотерапевтом, дает советы, вставайте и уходите — это непрофессионал, мошенник).

Я готова помочь вам осмыслить трудную ситуацию. Перенести душевную боль. Наметить пути выхода из кризиса. Но решения остаются за вами.

У вас — все права на вашу жизнь.

И с этого начинается психотерапия.

Есть несколько правил, о которых я обычно предупреждаю в начале работы. Вот они:

  • Психотерапевт работает с запросом. Вы приходите и мы вместе формулируем — в чем беда и что с этим можно сделать. Иногда на формулирование уходит 2-3 встречи — это нормально. Иногда запрос меняется со временем — например, акцент смещается с поведения ребенка на ваши собственные проблемы с родителями. И это нормально! Главное, помните — я не могу «заглянуть вам в голову». Представьте, что вы стоите перед высоченным забором и очень хотите увидеть, что там, за забором. Психотерапевт подставляет вам плечи, чтобы вы смогли туда заглянуть. Но сам он не заглядывает за ваш забор. Он видит лишь то, о чем вы ему рассказываете.
  • Я не даю рецептов и не выставляю оценок. В пространстве психотерапии можно забыть о категориях «хорошо» и «плохо». Не нужно стараться быть «хорошим клиентом», что бы это для вас ни значило. Обычно это только удлинняет путь к самому себе.
  • Говорите о своих ожиданиях и разочарованиях от терапии. Если вам именно сейчас хочется «на ручки», если психотерапевт вдруг ужасно раздражает, если, наоборот, вы совершенно очарованы, если вам кажется, что вас не поняли и не услышали — говорите! Все это очень важные «зарубки», знаки в темном лесу бессознательного, которые могут вывести нас к волшебному колодцу с живой водой.
  • Постоянство времени и места — это очень важно. Так мы создаем благоприятные условия, в которых психические процессы могут разворачиваться. Их, как лесных зверей, легко спугнуть. Именно поэтому я предлагаю клиентам определить день и время встреч, не переносить и не отменять их без самой крайней необходимости. Это как в спорте — нет смысла заниматься спортом «по потребности». Либо занимаемся, либо нет.
  • Если клиент предупреждает об отмене встречи меньше, чем за восемь часов, он оплачивает ее. Если вообще не предупреждает — тоже оплачивает. Ведь в этом случае рабочее время психотерапевта остается за клиентом, а рабочее время, как мы помним, всегда должно быть оплачено. Обычно это правило вызывает больше всего гнева и раздражения. Какого черта, платить деньги ни за что! Полезно обсудить это раздражение с терапевтом, но правило есть правило, и оно — неотменяемо.
  • Если вы находитесь в измененном состоянии сознания (выпили, курнули травки, приняли любые другие наркотические или опьяняющие вещества), психотерапия невозможна. Никто вас не осудит, но и сессию мы проводить не будем, а мирно разойдемся по домам до следующей встречи.
  • Если на прием пришли вы, я работаю только с вами и вашими чувствами. Не с вашим ребенком, сестрой, мамой, соседом или мужем. Я никак не могу повлиять на их поведение. Но помните универсальное правило: меняетесь вы — и меняется жизнь.
  • Обычно клиент определяет, когда психотерапии пора заканчиваться. В этом случае я предупреждаю, что необходимы 2-3 «прощальные встречи», чтобы подвести итоги и мягко завершить все процессы. Разрыв — всегда зло, идет ли речь о медицине, о личной жизни или терапевтических отношениях. Если инициатор такого «разрыва»— психотерапевт, он обязан не только объяснить причины, но и порекомендовать клиенту нескольких специалистов вместо себя.